Курсы ораторского искусства и риторики

Проведение тренингов по ораторскому мастерству

Начало курсов Ораторского искусства

с 3 сентября 2018 года

Первое занятие 0 рублей

Стоимость занятий: 12 000 руб.

12 книг риторических наставлений (продолжение)

Изучая риторику человек не должен зацикливаться только на одной из сторон этого великого искусства.

Во-первых, всё взаимосвязано. Можно и нужно одновременно изучать и логику, и игру актеров, и теорию ораторского мастерства и практиковаться в произнесении речей.

Во-вторых, не следует бояться, что качество обучения из-за этого многообразия ухудшится. Наоборот, когда занимаются только одним – быстрее приходит усталость, снижается интерес и, в конечном итоге, становление оратора замедлится.

В-третьих, возможности человеческого ума велики. Мы можем делать несколько дел одновременно. Даже гуслист в одно и то же время использует и память, и голос, руки перебирают струны, натягивают их, и даже ногой музыкант отбивается такт.

То же можно сказать и об ораторе. Например, импровизированная речь. Выступающий говорит об одном, в то же время продумывает дальнейшие мысли, подбирает доводы, нужные выражения, жесты, телодвижения, изменения голоса и т.п.

Поэтому изучение самых разных аспектов публичных выступлений восстанавливает и делает нас совершеннее. Действительно, выполнив какую-нибудь письменную работу (например, переделав стихи в прозу), можно затем просто почитать художественную или любую другую литературу, а затем снова заняться письмом (написать сочинение) или изучить речь хорошего оратора.

Это подобно тому как всем нам нравится разнообразие в еде (обычно одна и та же пища, даже очень вкусная, скоро надоедает).

Квинтилиан далее предостерегает изучающего ораторское искусство от излишнего перфекционизма. Не обязательно до тонкостей изучать геометрию, актерское мастерство, музыку или танцы, но знать это нужно.

Конечно, можно обойтись и без всего этого и даже зарабатывать произнесением речей. Однако, идеальное красноречие бескорыстно, не должно зависеть от прихотей судьбы, а честные упражнения приносят истинное удовольствие.

продолжение следует…

Во II книге Квинтилиан вначале рассказывает о том, какими, по его мнению, качествами должен обладать обучающий риторике (по сегодняшней терминологии – тренер), какие приемы он может использовать и от чего воздерживаться.

Прежде всего, учитель обязан быть честным, ему желательно относиться к ученикам так, как к ним относятся их родители.

Чувство собственного достоинства преподавателя не следует сопровождать грубостью, доброту и уважительность – слабостью, чтобы не вызвать первой ненависти, а второй презрения. Не будет ни гневаться, ни потакать там, где нужна строгость.

Нужно стараться обучать просто, иметь терпение, быть самому более прилежным, чем взыскательным. (Именно так стараются вести себя тренеры на наших курсах и тренингах ораторского искусства и публичных выступлений).

Задающим вопросы – отвечать охотно. Если не задают вопросов, самому их задавать, тем самым вовлекая слушателей в общение.

Хвалить нужно, при этом нельзя быть ни слишком скупым, ни слишком расточительным. Если не отмечать успехи обучающегося, интерес к предмету снижается. Если перехваливать, он становится беспечным.

Показывать ошибки, исправлять оратора нужно без раздражительности, без злости. В противном случае ученики могут возненавидеть преподавателя, а заодно и обучение публичным выступлениям.

На каждом занятии обучающий должен постараться найти и сказать нечто такое, что могло бы запомнится слушателям остаться у них в памяти навсегда.

Хотя многое из ораторского мастерства можно почерпнуть при чтении книг, лучше воспринимается и действует устно пересказанное преподавателем, особенно, если внимающие к нему хорошо расположены.

Далее автор еще раз предупреждает о том, что вредно слишком много хвалить (иногда под этим понимается вежливость). Ибо зачем трудиться, если и так все прекрасно.

При оценке выступления аудитория должна больше слушать мнение учителя, а не других (даже если те их расхваливают на все лады). Тем самым обучающиеся научатся отличать хорошее от посредственного.

Если изучающие риторику взаимно друг друга много хвалят, а преподаватель делает это мало, начинают плохо думать о последнем.

Сами тренеры тоже должны со скромностью и осторожностью принимать похвалы, поскольку ученики должны искать одобрения со стороны учителя, а не наоборот.

Обучающему следует внимательно анализировать, что хорошего находят в его выступлении слушатели и радоваться больше их словам, если их суждения свидетельствуют о высоком уровне овладения ими ораторским искусством.

В 3 главе II книги Квинтилиан развенчивает мнение, что в начале бывает целесообразно учиться не у самого лучшего преподавателя. Некоторые думают, что понимать ритора средних способностей будет проще и, что искусному учителю будет скучно начинать обучение оратора с азов.

Это мнение является неправильным, поскольку переучивать, отучать от ошибок потом значительно труднее, что лучшим преподавателям всегда интересно то, чем они занимаются. Автор приводит в пример известного игрока на флейте, который требовал двойной платы, если ученик уже обучался у другого.

В 4 главе II книги изучающий риторику, по мнению Квинтилиана, должен в обязательном порядке изучать историю (об этом же, кстати, писал в своих диалогах «Об ораторе» и Цицерон).

Далее ритор учит, что полезным для совершенствования навыка публичных выступлений является повествование, пересказ каких-либо (лучше исторических) произведений.

При этом нужно постараться рассказывать и не слишком коротко и просто (иначе зачем наука красноречия), и не чересчур подробно.

Но если на первых порах будет слишком много – это лучше, чем скудость в мыслях (ибо подрезать обильные всходы проще, чем выращивать на сухой земле).

Упоминает он и том, что учитель риторики не должен быть слишком строг. Ученики от этого становятся робкими и могут начать испытывать отвращение от, и так не самого простого для изучения, искусства оратора.

Лучше чтобы тренер был снисходителен, рекомендации свои давал уважительно и доброжелательно.

Если даже совсем не получилось что-то у обучающегося, предложить выполнить предложение еще раз. Повторное упражнение очень полезно и ободряет ученика и он быстрее растет как оратор. Целесообразно также писать – это улучшает возможности оратора. В письменной работе можно рассуждать на темы добра и зла, справедливости, нравственности и пороков.

Помимо повествований нужно также заниматься доказыванием и опровержением (подробнее об этом автор планирует заняться в следующих книгах). Нужно заниматься и разработкой общих мест.

Развитию красноречия способствует и отработка Задач (Theses), например: какая жизнь лучше, деревенская или городская, кем лучше быть оратором или военным, нужно ли жениться, следует ли стремиться к власти и т.п.

Выполнялись риторами также и такие упражнения. Нужно было подумать и объяснить, например, почему у Купидон лук, стрелы, почему иногда Венеру изображают вооруженную.

Стоит ли выучивать общие места наизусть? Этого делать не нужно.

Во-первых, это означает, что оратор сам на себя не надеется, в себя не верит.

Во-вторых, обстоятельства дел бывают разные и вряд ли заученные место в точности подойдут. Только то хорошо, что из самого дела исходит.

В-третьих, повторяя одно и то же в разных речах выступающий очень скоро будет вызывать к себе отвращение, так же как давно приготовленное и много раз разогревавшееся блюдо.

Наставнику в красноречии надлежит предлагать ученикам читать вслух, совершенствуя голос и произношение. Учитель помогает разбирать читаемое произведение, показывая, где во вступлении оратор старается добиться расположения слушателей, обращая внимание на используемую им ясность, краткость, указывает иногда на его намерения.

Отмечает порядок и расположение доказательств, их тонкость и обильность. Помогает разглядеть, как и чем трогает Оратор, какими приемами закрадывается в душу, как склоняет на свою сторону, как возбуждает страсти, пленяет, какие метафоры использует.

Целесообразно также разбирать и речи, составленные плохо, рыхлые, неясные по развитию доводов, но почему-либо запоминающиеся, дабы предостеречь обучающихся от аналогичных ошибок.

Часто бывает так, что правильная, естественная речь кажется не содержащей в себе искусства, не эффективной (и не эффектной) и поэтому ищут какие-то вычурные примеры и формы, которые, конечно, отдаляют от цели. Подобно тому как некоторых особенно почем-либо привлекают какие-либо телесные уродства или чрезмерная косметика, природная красота кажется им примитивной и едва-ли не убогой.

Между тем, чем проще изложение, тем проще самому оратору удерживать речь в памяти, тем проще слушателям его понимать и тем честнее он им кажется. Искусство, как известно, заключается в умении скрыть искусство.

При этом преподаватель, не должен сразу же подсказывать приобретающим навыки публичных выступлений, в чем заключатся неправильности и противоречия здравому смыслу. Когда студент сам находит и объясняет недостатки изучаемых речей, он быстрее растет как оратор, ибо не всю же жизнь его обучать. Эта работа является едва ли не самой полезной, так как вовлечение в обсуждение, споры по этому поводу – быстрее всего ведут к достижению целей изучающих риторику.

Как писателей следует читать изучающим ораторское искусство?

Квинтилиан полагал, что нужно читать лучших авторов, ясно и хорошим слогом излагающим свои мысли.

Например, Цицерон пишет и ясно и приятно, а полюбив произведения Цицерона можно и уподобиться Цицерону.

Нужно также стараться избегать двух крайностей. Древние изъяснялись сухим, почти не используемым ныне языком (хотя копировать его проще). Предостерегает автор и от использования излишне цветастого, входящего тогда в моду пёстрого языка.

В чем должны состоять первые упражнения обучающихся искусству риторики?

Первоначально целесообразно начинать с повествования (пересказа) различных произведений (басни, трагедии, поэмы, комедии, историю).

Рассказывать надо просто (но не слишком просто), использовать украшения (ибо иначе, зачем и потеть над учением, если нужно представлять вещ в и наготе), но в умеренном количестве, не уходя слишком в сторону.

То и другое плохо, но скудность мыслей хуже, чем изобилие. Лишнее легче подрезать. Об этом же говорил и Цицерон.

Преподаватель не должен быть излишне требовательным, так как это может вести к малодушию, робости и отвращению от учения. От этого могут опускаться руки.

Учитель красноречия должен быть снисходителен, поддерживать учеников, отмечать, что уже хорошо, на какие-то недостатки пока не обращать внимания. Делать все доброжелательно.

Иногда можно дополнить его выступление своими мыслями, так, как будто это сам обучающийся имел это в виду в своей речи, показывая как это можно развивать и воодушевляя ученика.

Если слог выступающего был небрежен, попросить обучающегося повторить это упражнение. Опыт автора показывает, что это очень действенное средство. Качество публичных выступлений такого студента улучшается.

Однако, всегда нужно смотреть на индивидуальные качества.

Необходимо также не только практиковаться в говорении, но и писать, стараясь излагать стройно и логично свои мысли. Такая работа приучит следить за своей речью, в противном случае, если развивать только умение проворно выступать, качество речей будет низким, все это может превратиться в мыльные пузыри.

Целесообразно заниматься не только повествованием, но и уделять время доказыванию и опровержению.

Можно также писать хвалебные или осуждающие сочинения, сравнивать лиц, достойных подражания, и тех, которыми мы ни за что не хотели бы быть. Эти рассуждения углубляют понимание сути вещей и природы людей, взаимосвязей тех или иных событий, развивают нравственно-этические воззрения. После этого, проще рассуждать в аналогичных случаях.

Нужно заниматься и разработкой общих мест. Например, говорить о прелюбодействе, распутстве, игроках, представляя волокиту потерявшим зрение или старым, игрока, разорившимся. Иногда можно вставать и на защиту этих пороков, поскольку людей, любящих роскошь до некоторой степени понять можно. То же можно сказать и об увлекающихся женщинами и бездельниках. Можно говорить в оправдание таких людей, но нельзя оправдывать эти пороки.

НАВЕРХ